?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Etienne Morel ✦ Баала бал


Тикает время на поясе жизни,
Я знаю, когда уйду.
Ива моя роняет листья
В многотомную пустоту.


Я застряну в подземке,
Прижавшись к груди
Незнакомки,
Что не мила.
Обними меня крепко,
Отговори
Выкрикнуть "бисмилля!"


Вот и конечная станция.
Вагоны людей отхаркнули от стен.
Я осталась в нём инфильтрацией,
Что не покажет рентген.


Я не смогла.
Не смогла решиться
Обрести наконец покой.
Вот же игра -
Снова напиться
И чтобы рвало рекой.


Я нажралась.


Серёжа,
Помнишь,
Ты начал, юный, с Руси голубой?
Вот же мразь!
Расстегнула муза застёжи -
И чёрный человек оказался тобой.


Шил, бус, игл,
Sheal, boos, eagle,
Лиш суб.. лги
Заряди в меня desert eagle
Или беги.


Я - не я.
Из меня лезет девятый вал.
Я не - я.
Это Баал,
Это Баал,
Это Баала бал.


Баал,
Стоязыкый,
Сторогий
Бесоложец,
Сожравший звезду Вифлеема,
Баал,
Владыка,
Познавший Бога
И, может,
Укравший его диадему.


Занял пространство комнаты
Расковывая языки:
- Врёшь, что не ведаешь Бога ты -
Нет ни одной строки!


Плачешь и веришь, что пожалеют -
Глупый, поэты, люд!
Слабых сжирают и знатно толстеют
Те, кто свободен в выборе блюд.


Ты ли пророк?
Вижу сто сорок сгоревших солнц,
Что выжгли твою душу.
Ты ли порок?
Думаешь, увековечат в бронзе
Поэта, что мог бы писать и лучше?


- Баал,
Явился пугать одиночеством?
Убеждать, что пишу отвратно?
Баал,
Плевал на твои пророчества,
Я погубил себя безвозвратно.


Бьёт копытами по столу,
Режет зеркало отражением,
Скрежет рогов по потолку
- Проявляешь неуважение!?


Но запомни, пропойца и стихоблуд!
Не войдёшь ты в небесный град,
И дело не в магии кукол Вуду,
Я в душе твоей вижу ад.


Испарился, звеня в обнажённой бутылке.
Я -
не знаю, быть может, сплю.
Холодно, словно в сибирской ссылке.
- Я умерла?
- Сплюнь.


И верно.
Баала бал у меня внутри
Я погиб, я погибла уже.
Скверно.
Скверну памяти не сотри,
Будь даже на самом умопомрачительном этаже.


Г
Г
Г
Г
Не могу назвать её имя,
Затерялось оно хатында.
Помнишь, казалось, что время - no limit
Когда мы шептались балалар турында.


Н
Н
Н
Н
Не могу назвать её имя,
Затерялось оно dans les lettres de jeune
Помнишь, казалось, что силы - no limit
Но потом ты решила mettre les à fin.


Нет для меня больше вас.
Не пишу я грозно
О том, что ты с ним.
Напишу лучше NASA,
Чтоб отправили зонд
На поиски моей жизни.


Тикает время на поясе жизни,
Я знаю, когда уйду.
Ива моя роняет листья
В многотомную пустоту
.

[reposted post] влад тауберг ✦ атомы сна




Атомы сна проникают в мозг.
Спи, - я тебя прошу.
Каменный гость наступил на хвост.
Тот, что теперь ношу.

В этих экстраполярных снах
Нету другой любви, чем ковыряться
В красивых швах тел, что лежат в крови.

Жёлтый автобус тебя везёт в мир,
Где запретов нет.
Ты одинока. Он знает всё. Бог голубых планет.

Звери одели маски людей.
Я проложил маршрут.
Мимо витрин, дорогих блядей
Ползал безногий шут.

Ты полюбила его во сне.
Он не умеет лгать.
Мама поправит своё пенсне.
Ляжет с тобой в кровать.

Мы похороним её с тобой
В парке чужих молитв.
Атомы сна проникают в мозг.
Время тактильных битв.

Мчится автобус полный зверей.
Ты словно ангел спишь.
Сторож судьбы охранял музей,
Вырвал опоры крыш.

Крест-кенотаф мой уже готов.
Точит топор палач.
Атомы сна проникают в мозг,
Слышится детский плач.




Ну, это совершенно невыносимо!

Весь как есть искусан злобой.

Злюсь не так, как могли бы вы:



как собака лицо луны гололобой -

взял бы

и всё обвыл.
[Spoiler (click to open)]




Нервы, должно быть...

Выйду,

погуляю.

И на улице не успокоился ни на ком я.

Какая-то прокричала про добрый вечер.

Надо ответить:

она - знакомая.

Хочу.

Чувствую -

не могу по-человечьи.



Что это за безобразие?

Сплю я, что ли?

Ощупал себя:

такой же, как был,

лицо такое же, к какому привык.

Тронул губу,

а у меня из-под губы -

клык.



Скорее закрыл лицо, как будто сморкаюсь.

Бросился к дому, шаги удвоив.

Бережно огибаю полицейский пост,

вдруг оглушительное:

"Городовой!

Хвост!"



Провел рукой и - остолбенел!

Этого-то,

всяких клыков почище,

я не заметил в бешеном скаче:

у меня из-под пиджака

развеерился хвостище

и вьётся сзади,

большой, собачий.



Что теперь?

Один заорал, толпу растя.

Второму прибавился третий, четвертый.

Смяли старушонку.

Она, крестясь, что-то кричала про чёрта.




И когда, ощетинив в лицо усища-веники,

толпа навалилась,

огромная,

злая,

я стал на четвереньки

и залаял:

Гав! гав! гав!








Я рос хилой пунцовой опасной креветкой.
Пугался хрустящих в болячках ножек.
По вечерам рыжая сквозь занавески соседка
показывала мне ножик.


Я ел лимоны и от луковиц плакал.
Мечтал о мести над гороховым супом.
Надо мной шелушился, старея, папа,
обманывая, что был мне другом.


Я не любил его за потный палец,
за леденцы, пропахшие воблой.
Мне часто снился седой китаец.
Я превращался в вопль.


Когда он гнался за мной на лыже,
одноногий убийца с глиной в кармане,
по тому, как он говорит и дышит,
я узнавал в нем маму.


Мама утром целовала меня слюнями.
Тесто бухло под батареей.
Я думал, что это глина. Пустыми днями
я боялся смерти и хотел быстрее.


Я убил попугая и был наказан.
Плакал в углу и китайца слышал.
Я знал, что из глины вылепят вазу,
бросят меня туда и закроют крышкой.


Китаец прятался под кроватью.
Я дышал как рыба из пылесоса.
Потом на меня набросились братья.
Я смотрел, как солнце течет из носа.


Однажды я выпил 13 таблеток.
Было скучно смотреть телевизор.
Меня не любили сверстники:
«Этот, — кричали, — креветка, выжатая клизма».


В больнице меня пожалел мужчина.
Взял к себе в дом, рассказывал мне о прошлом.
Он лепил большие вазы из глины,
покупал мне одежду и был хорошим.


Я слепил на праздник в подарок лошадь.
Я спросил: «Красивая?» Он не ответил.
Он сказал, что теперь без меня не сможет.
Мы поклялись быть вместе до смерти.


Read more...Collapse )